Александр Дюков прячется за ширмой

«Натура высокомерная. Родился в год Козы. Это говорит о хитрости, жесткости. Чувство юмора – среднее… Внешность. Взгляд тяжёлый, глаза глубоко посаженные — это жёсткость. Высокий лоб не говорит о глубокомыслии. Дюков… скорее хитрый. Хороший аналитик, то есть умеет считать деньги, расчётливый. Круглый подбородок – себялюбие. Большие прижатые уши – жестокость. Улыбка – искусственная, «системная». Большие, прерывистые морщины на лбу говорят об умении приспособиться…Об этом информирует AFERIST.ORG со ссылкой на  kompromatural.ru
Теперь моё особое мнение о Дюкове. Он — питерский и стал начальником российского футбола не случайно – чтобы проводить интересы «Зенита», что и делает ненавязчиво, но последовательно, в частности, через департамент судейства. Но не думаю, что Дюков долго продержится на посту президента РФС». Такую нелестную характеристику гендиректору ПАО «Газпром нефть» и по совместительству спортивному бюрократу Александру Дюкову дал профессор психологии, автор книги «Психологический анализ в большом футболе» Борис Хигир.

В приспособленчестве, как сообщают источники редакции «Компромат-Урал», Дюкову действительно не откажешь. Не секрет, что во вверенной ему госкомпании «Газпром нефть» много схематоза. Как к нему приспособится? Конечно, выставив себя борцом с мошенничеством. Именно в таком ключе «хамелеонство» Дюкова оценивают авторы нескольких журналистских материалов, внимательно изученных редакцией «Компромат-Урал» по просьбе наших постоянных партнёров.

Так, наши коллеги из ресурса «Компромат.ГРУПП» в статье «Громоотвод для Александра Дюкова» сообщают, что «в Омске вступил в новую фазу судебный процесс, предметом рассмотрения которого является договор на оказание агентских услуг, заключённый между Омским нефтеперерабатывающим заводом, входящим в структуру «Газпром нефти» и представителями ЗАО «Евразийская Энергетическая Компания» (ЕЭК). Сторона защиты обжаловала в апелляции обвинительный приговор, ранее вынесенный в отношении руководства ЕЭК. Вместе с тем, ряд имеющихся в деле обстоятельств наталкивает на мысль о том, что единственным лицом, заинтересованным в назначении реальных сроков обвиняемым, является генеральный директор ПАО «Газпром нефть» Александр Дюков. Дело в том, что возбуждению уголовного дела «об оказании агентских услуг» предшествовал произошедший в ведомстве господина Дюкова громкий скандал с исчезновением 12 миллиардов рублей, часть из которых благополучно была выведена на Кипр. Могло ли многомиллиардное хищение послужить скрытой причиной омского процесса?

Защита с вердиктом не согласна

Инициатором уголовного дела в отношении руководства ЕЭК также явился никто иной, как Александр Дюков. Как писали СМИ, в сентябре 2016 года он обратился в Следственный департамент МВД с заявлением о хищении 795 млн рублей у Омского нефтеперерабатывающего завода (АО «Газпромнефть-Омский НПЗ»).

В итоге фигурантами уголовного дела о мошенничестве в особо крупном размере стали учредитель «Евразийской Энергетической Компании» Александр Карягин, генеральный директор ЕЭК Марина Панферова, а также бывший главный энергетик АО «Газпромнефть-ОНПЗ» Юрий Чурсин.

По версии следствия, которую во всех подробностях излагала пресса, хищение осуществлялось по схеме оптимизации затрат при расчётах за потребляемую энергию. С этой целью еще в декабре 2008 года был заключён договор на оказание агентских услуг, в соответствии с которым ЕЭК бралась ежегодно экономить до 30 млн рублей при расчетах за электроэнергию, но вместо этого цены, якобы, оказались завышены. В итоге в процессе расследования уголовного дела размер ущерба увеличился до 1,2 млрд рублей.

В сентябре 2019 года Советский районный суд Омска признал виновными в мошенничестве всех троих обвиняемых, приговорив Корякина к 5,5 годам, Панферову – к 4,5, а Чурсина к 3 годам лишения свободы. Однако сторона защиты с вынесенным вердиктом не согласилась и обжаловала его в апелляционной инстанции.

От гражданского процесса к уголовному делу

В результате дело получило федеральную огласку, а его подробности вызвали многочисленные вопросы у представителей журналистского сообщества. В частности, СМИ писали о том, что постановление следователя почти дословно повторяет заявление, написанное Александром Дюковым. Отсюда сам собой напрашивался вывод о том, что органы следствия заняли сторону «Газпром нефти».

Кроме того, отмечалось, что обвинение в мошенничестве руководству ЕЭК было предъявлено спустя почти шесть лет после заключения злополучного договора с АО «Газпромнефть-ОНПЗ». Неужели руководство корпорации столько лет оставалось в блаженном неведении? Или оно сознательно чего-то выжидало?

В интервью порталу «Коммерческие вести» Наталья Макарчук, адвокат осуждённой Марины Панферовой, рассказала о ряде имеющихся в деле нестыковок и противоречий. По ее словам, в 2008 году ОНПЗ выступил инициатором обращения к агенту ЕЭК по вопросу оптимизации расходов на электроэнергию (сделать это самостоятельно завод не мог).

Агент, в свою очередь, заключил прямой договор на подключение к федеральной сети, что привело почти к двукратному сокращению указанных расходов. Более того, агент в судебном порядке сумел отстоять право ОНПЗ на снижение оплаты, в связи с применением низкого уровня напряжения. В свою очередь, плата за агентские услуги составила 900 млн рублей.

По словам адвоката, завод ежегодно экономил на услугах по передаче энергии и продолжает экономить до сих пор, так как использует договора, заключенные агентом в 2010-2011 гг. Совместная работа продолжалась на протяжении нескольких лет и обе стороны были довольны сотрудничеством.

Ситуация изменилась в 2012 году, когда спустя год после истечения договора о посредничестве с ЕЭК, руководство завода обратилось с иском в арбитражный суд. Как писало издание «Скандалы.Ру», основания для оспаривания агентского договора являлись чисто формальными: ЕЭК не являлась организацией, занимающейся энергосбытом и не имела права оказывать ОНПЗ услуги агента.

По мнению адвоката Натальи Макарчук, головная организация «Газпром нефти» сочла, что предприятие банально переплатило ЕЭК и через арбитраж завод смог получить исполнительный лист о возвращении агентского вознаграждения. Таким образом, проблема решалась исключительно в рамках гражданско-правовых отношений.

Но откуда, в таком случае, взялось уголовное дело? Почему Александр Дюков отправился в Следственный департамент МВД с собственноручно подписанным заявлением?

12 миллиардов исчезают бесследно

Авторы издания «The Moscow Post» считают, что омский судебный процесс может быть связан с другим громким уголовным делом – пропажей у «Газпром нефти» около 12 млрд рублей, произошедшей в 2011 году. Тогда корпорация заключила контракт стоимостью 58,1 млрд рублей на оказание брокерских услуг с компанией «Сервис-терминал».

Как уточняет РБК, речь шла об оплате таможенных платежей «Газпром нефти». В какой-то момент исполнитель банально не сумел отчитаться о полученных финансах, точнее отчитался об израсходовании 46,8 млрд рублей. Оставшиеся 12 миллиардов руководство «Газпром нефти» решило взыскать путем обращения в арбитражный суд.

В ходе проверки, проведенной силами ФСБ и МВД, удалось установить, что 2 млрд рублей оказались выведены на Кипр, в офшор. Еще не менее 10 миллиардов были перечислены на счета банка «Глобэкс», принадлежавшего Анатолию Мотылеву. Согласно официальной версии следствия, автором мошеннических схем являлся возглавлявший «Сервис-терминал» Валерий Дрелле.

Именно Дрелле и стал первым и единственным обвиняемым по уголовному делу об особо крупном мошенничестве, возбуждённому в начале 2017 года. Вот только допросить его российским следователям не удалось. Оказывается, еще до начала расследования брокер предусмотрительно выехал за границу, в результате чего был объявлен в международный розыск. Российские СМИ неоднократно писали, что Валерий Дрелле не признает себя виновным, а его адвокаты заявляют о необоснованности перевода гражданско-правового спора в уголовную плоскость.

Здесь стоит обратить внимание на следующий факт: изначально ведь речь шла о 12 миллиардах рулей. 2 миллиарда из этой суммы, по данным следствия, «растворились» в офшорах. Так куда же делись еще 10 миллиардов?

Специалист по выводу капиталов

Выше мы уже упоминали, что миллиарды «Газпром нефти» переводились на счета банка «Глобэкс». Его владельцем являлся Анатолий Мотылев, который также был заочно арестован, а затем объявлен в международный розыск в конце 2017 года. Причина, по которой банкир ударился в бега, простая: он стал фигурантом сразу двух уголовных дел о мошенничестве в особо крупном размере.

Примечательно то, что помимо хищений средств из кредитных учреждений, Мотылев успел засветиться в истории с «Сервис-терминалом». Оказывается, он выступал поручителем фирмы, которая получила кредит от компании Валерия Дрелле, но деньги так и не вернула.

Получается, что Дрелле, помимо оказания брокерских услуг, занимался также выдачей кредитов юридическим лицам. Именно к такому выводу пришли журналисты. Возможно, именно здесь и кроется ответ на вопрос, на что были потрачены пресловутые 12 миллиардов, которые не досчитались в «Газпром нефти».

Отметим, что по информации «Коммерсанта», лицензии у всех трех кредитных организаций, принадлежавших Мотылеву (банки «Российский кредит», «Глобэкс» и «М-банка») были отозваны еще в 2015 году. До этого из указанных структур активно выводились средства, в том числе, путем выдачи заведомо невозвратных кредитов. Сюда же Дрелле активно переводил деньги, полученные из концерна господина Дюкова.

Получается, что вопрос о том, не являлась ли компания «Сервис-терминал» банальной прокладкой, единственная задача которой заключалась в выводе денег при помощи банкира Мотылева, остается открытым?

Попытка реабилитации в глазах босса?

Авторы «The Moscow Post» интересуются: а не был ли судебный процесс в отношении руководства «Евразийской Энергетической Компании» специально инициирован Александром Дюковым с целью реабилитироваться в глазах Алексея Миллера за скандал с делом Дрелле?

Этим можно многое объяснить: и шестилетнее ожидание, и стремление представить дебиторскую задолженность в 800 млн рублей как злонамеренные действия третьих лиц (читай, топ-менеджеров ЕЭК), и желание вернуть через арбитраж вознаграждение агента, после прекращения действия условий договора.

Издание «Скандалы.Ру» пишет, что пришедшее на смену Карягину и Панферовой новое руководство ЕЭК отказалось от каких-либо выплат ОНПЗ. Следствием этого стало увеличение дебиторской задолженности «Газпром нефти» как минимум на 800 млн рублей.

«По правилам бухучета через три года эта дебиторская задолженность перешла в разряд безнадежных убытков. Соответственно, и в консолидированной отчетности головной компании ПАО «Газпром» убытки также увеличились на такую же сумму», – констатирует издание. За это Алексей Миллер мог устроить Дюкову хороший нагоняй.

Если же говорить об обвинительном приговоре, вынесенном в отношении Карягина, Панферовой и Чурсина, то что доказал с его помощью Александр Дюков? Что его структуры работают с мошенниками? Так этим он сегодня уже никого не удивит. Достаточно вспомнить про скрывающегося за границей брокера Валерия Дрелле или Анатолия Мотылева, который по имеющимся данным, спокойно проживает в Лондоне». Конец цитаты.

Резонансную тему подхватили коллеги редакции «Компромат-Урал» из идания СМИ «Д&Ф» в публикации с характерным заголовком — «Дюковские методы»:

Дюков, Александр, Валерьевич, футбол, РФС, Газпром нефть, скандал, Омский, НПЗ, Евразийская, энергетическая, компания, махнации, агентский, договор, уголовное, дело, фабрикация, приговор

«Гендиректор ПАО «Газпром нефть» Александр Дюков, чтобы скрыть возможные «мутные» финансовые делишки в своей компании, мог придумать целую хитро сплетенную историю, спустив всех «собак» на подрядчиков.

С 2016 года тянутся судебные тяжбы между Омским нефтеперерабатывающим заводом и представителями ЗАО «Евразийская энергетическая компания» (ЕЭК). Камнем преткновения стал агентский договор на оказание услуг, а инициировал эти разбирательства длиной в несколько лет гендиректор ПАО «Газпром нефть» Александр Дюков…

Как утверждает Дюков, якобы сотрудники ЕЭК уговорили руководство Омского нефтеперерабатывающего завода заключить некое сомнительное соглашение. По версии следствия, завышенные ставки дифференциации напряжения нанесли предприятию ущерб в размере 1,2 млрд рублей. В итоге в этом году руководителей ЕЭК Марину Панферову и Александра Карягина обвинили в мошенничестве, а также осудили экс-главного энергетика Омского завода Юрия Чурсина.

Вот только существует и другая версия событий. Как рассказала адвокат Марины Панферовой Наталья Макарчук, на это указывают некоторые несостыковки и нарушения в судебном процессе.

Омский нефтеперерабатывающий завод, принадлежащий ПАО «Газпром нефть», в 2008 году обратился к агенту ЕЭК, чтобы оптимизировать расходы на электроэнергию. И агенту, вроде как, это даже удалось: ЕЭК заключил прямой договор с ФСК на подключение к федеральной сети, сократив тем самым расходы на услуги по передаче электроэнергии почти в 2 раза, а также снизил уровень напряжения, писало РБК.

За все про все агент получил 900 млн рублей, а омский НПЗ сэкономил миллиарды.

Три года структуру «Газпром нефти» устраивали оказываемые агентские услуги, но после ей показалось, что все равно приходится платить слишком много. Через суд НПЗ потребовала вернуть агентское вознаграждение. И вернула.

Вот только, может, глава ПАО «Газпром нефть» Дюков инициировало уголовное дело против ЕЭК, чтобы «прикрыть» некоторые финансовые прорехи? Ведь, похоже, долго находчивые юристы долго прорабатывали план, чтобы в гражданском порядке взыскать средства с омских предпринимателей.

Осенью 2016 года Дюков направил в Следственный департамент МВД заявление, в котором сообщил, что учредитель Евразийской энергетической компании Александр Карягин и генеральный директор Марина Панферова похитили почти 800 млн рублей у Омского НПЗ.

То есть обвинение в мошенничестве было предъявлено после того, как прошло 6 лет после заключения договора с Омским нефтеперерабатывающим заводом. Дюков поджидал лучшие времена? А, быть может, что-то предшествовало уголовному делу?

«Финт» Дюкова

В конце прошлого года в компании обнаружили серьезную дебиторскую задолженность в почти 800 млн рублей. Накопилась она именно из-за «злоумышленников» из Омска, убеждён Дюков. Вот только до 2012 года этот безнадежный убыток проходил у ПАО «Газпром нефть» по доходным графам отчетности…

Если же говорить о ЕЭК, то она, скорее, наоборот, помогла заводу выйти на оптовый рынок, где электроэнергию можно покупать значительно дешевле, а также снизить расходы на ее транспортировку.

Но Дюков решил отобрать прибыль агента, оспорив агентский договор с ЕЭК по формальным основаниям – якобы в связи с тем, что ЕЭК не являлся энергосбытовой организацией. И суд встал на сторону ПАО «Газпром нефть», несмотря на то, что агентский договор с ЕЭК принес заводу многомиллионную экономию.

В итоге суд признал, что ЕЭК не могла оказывать услуги, которые оказывала заводу, и договор Омского МПЗ и ЕЭК признали недействительным. Компанию обязали вернуть заработанную разницу в платежах.

Так легким взмахом руки оказалось, что ЕЭК вместо выгоды принесли «Газпром нефти» дебиторскую задолженность 800 млн рублей. А Александр Карягин и Марина Панферова получили реальные сроки.

При этом Дюков работал с этими посредниками на протяжении нескольких лет. И все это время его якобы «водили за нос»?

Фирменный стиль «Газпром нефть»?

Здесь вспоминается ещё одна похожая история. Перед разборками с омским НПЗ сообщалось, что у ПАО «Газпром нефть» куда-то пропали несколько миллиардов рублей. Может, данная «пропажа» и подтолкнула газпромовцев к претензиям в сторону ЕЭК?

Как выяснилось, компания «Сервис-терминал» Валерия Дрелле предоставляла конторе Александра Дюкова услуги таможенного брокера с 2003 года. В итоге такое «сотрудничество» привело к тому, что сейчас Дрелле в международном розыске — еще до следствия он успел покинуть страну. В розыск также был объявлен банкир Анатолий Мотылев, его обвиняют в хищениях.

Как говорят следователи, всего фирма получила от «Газпром нефти» около 58 млрд рублей, вот только 12 млрд куда-то пропали. Причем 2 млрд «улетели» в офшоры, а почти 10 млрд рублей застряли в банке «Российский кредит» Мотылева, лицензию у которого отозвали еще в 2015 году.

При этом изначально все 58 млрд рублей поступили от ПАО «Газпром нефть» на счета банка «Глобэкс» того же Мотылева. Этот банк, естественно, тоже лопнул.

Во всей этой истории всплывает закономерный вопрос: зачем вообще «Газпром нефть» решила воспользоваться услугами малоизвестной фирмы, и при этом связаться со столь известным своими денежными махинациями банкиром Мотылевым?

Это наводит на мысли, что компания Дюкова вовсе не лишилась этих денег по вине недобросовестных партнеров, а вполне осознанно их «вывела» с помощью Мотылева. Так что это, не фирменный ли стиль Дюкова?

Есть в деле с ЕЭК еще одна пикантная подробность. Дел в том, что доследственную проверку по заявлению Дюкова проводили сотрудники Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД. В ядах этих работников был некий подполковник Сергей Астафуров, который спустя некоторое время отправился в колонию на 4,5 года за превышение должностных полномочий… Какой интересный кадр, да в таком спорном деле…

Так есть ли за что отбывать тюремный срок Александру Карягину, Марине Панферовой и Юрию Чурсину? Или, может, следует внимательнее присмотреться к Дюкову?», — задаются риторическим вопросом журналисты.