Вадим Бровцев «переключился» на Сочи

В мае 2020 года в Москве было подписано соглашение между Минфином Южной Осетии и Минэкономразвития РФ о выделении очередного транша финансовой помощи республике. Не секрет, что многие в России считают финансовую поддержку Южной Осетии бесполезной тратой денег.Об этом информирует AFERIST.ORG со ссылкой на  versia.ru
После «войны 08.08.08» Россия регулярно выделяла РЮО крупные суммы на восстановление хозяйства, пострадавшего в ходе конфликта. По разным данным, только с 2009 по 2011 годы в рамках федеральной программы в республику было перечислено порядка 43 млрд рублей. Однако часть от этих сумм оказалась потеряна в результате нецелевого использования — проще говоря, была расхищена с участием должностных лиц республики и приближенных к ним бизнесменов.

Масштабные хищения российской помощи стали поводом для возбуждения уголовных дел, как в РЮО, так и в РФ.

Считается, что основными выгодополучателями от «распила» российской помощи были местные элиты. Но в 2009-2012 годах в «освоении» московских денег участвовали «челябинские», получившие административную власть и контролировавшие экономику горной республики, во главе с премьер-министром (и недолгим и. о. президента) Вадимом Бровцевым – ныне известными в некоторых кругах сочинским бизнесменом.

Его историю полезно знать тем, кто сегодня контролирует расходование российских средств в Южной Осетии – как в Москве, так и в Цхинвале.

«Золотая» набережная и Олимпстрой

Будущий югоосетинский премьер и и.о. президента родился 26 июля 1969 года далеко от кавказских хребтов — в городе Челябинск-65 (ныне Озёрск) Челябинской области. В 90-е, когда создавались многие крупные состояния современности, семья Бровцевых занялась бизнесом, чему способствовали благоприятные стартовые условия. Отец Вадима Бровцева в советские времена возглавлял КБО «Бытовые услуги», а после приватизации сфера бытовых услуг Озерска стала семейным предприятием Бровцевых.

В 1996 году Вадим Бровцев стал депутатом Озерского городского совета. Тогда же он создал АОЗТ «Вермикулит», деятельность которого уже через год становится основанием для возбуждения уголовного дела. Звучали обвинения в мошенничестве в особо крупном размере и незаконной предпринимательской деятельности. Однако на скамью подсудимых отправился не Вадим Бровцев, а его родственник и заместитель Олег Митюгов.

Еще через год ЗАО «Вермикулит» получило от властей Озерска подряд на строительство набережной озера Большая Нанега. При подписании договора была допущена некоторая «неточность»: якобы вместо капитального строительства был прописан капитальный ремонт набережной, которой… на тот момент не было. Эта деталь могла позволить увеличить «коэффициент удорожания» (стоимость работ и материалов пересчитывали от уровня 1984 года), а с ним — и доходы ЗАО «Вермикулит» Бровцева.

Проведенная позже проверка ОБЭП выявила ущерб на 8 млн, однако прокуратура отказала в возбуждении уголовного дела. Не нашлось состава преступления и в истории со строительством жилого дома на улице Монтажников, когда «Вермикулит» недоплатил подрядчикам («А-строй» и МСУ-71) более миллиона рублей.

Вскоре ЗАО «Вермикулит» было перерегистрировано на некоего сомнительного уфимца, потом превратилось в ООО «УК «Вермикулит», которое встало на налоговый учет в Москве.

В 2005 году в политической карьере Вадима Бровцева в Озерске случилась заминка: он не смог переизбраться депутатом в городской Совет. Определяющую роль в провале на выборах сыграло известие о фальшивом дипломе политика и бизнесмена. Согласно официальной биографии Бровцева, размещенной в Википедии, он окончил «Свердловский институт народного хозяйства» (ныне «Уральский государственный экономический университет»). Однако, по «неофициальным» сведениям, Бровцев, судя по всему, может похвастаться только средне-специальным образованием.

Уголовные и политические скандалы никак не отразились на успешной деловой карьере Вадима Бровцева. С 2005 года компания «Вермикулит» занимается строительными подрядами в Сочи, в том числе занята на возведении олимпийских объектов. Однако подробности об участии фирмы Бровцева в подготовке к главному спортивному событию 2008 года в открытых источниках отсутствуют. Это неудивительно. С олимпийским строительством также связано много коррупционных скандалов, в которых были замешаны высокопоставленные чиновники, а потому неудобные детали удалены из СМИ. Однако можно предполагать, что первый заход в Сочи принес Бровцеву достойную прибыль.

«Второе лицо»

В 2009 году сочинский застройщик из Челябинской области неожиданно для многих становится вторым лицом в Южной Осетии. Он сменил на этом посту Асланбека Булацева, выходца из российской автономии Северной Осетии, работавшего в КГБ-ФСБ, а затем в Федеральной налоговой службе. Бывший чекист-налоговик пробыл в должности главы югоосетинского правительства чуть меньше года. Он оставил пост при загадочных обстоятельствах. В августе 2009 года «Булацева на дороге встретили вооруженные люди, он уехал из республики со словами «у меня инфаркт» и больше там не появлялся», — писала Юлия Латынина в «Газете.ру». После чего Эдуард Кокойты, председатель РЮО, представил республиканскому парламенту Вадима Бровцева в качестве кандидата в премьеры, сказав при этом исторические слова: «Сработаемся».

Назначение челябинского застройщика, пусть и отметившегося на олимпийских стройках Сочи, главой южноосетинского правительства прошло на фоне растущего недовольства Кремля расходованием средств властями кавказской республики. По мнению обозревателя издания «Век», это кадровое решение продавил Роман Панов, куратор ФГУ «Южной дирекции реализации программ и проектов». «Южная дирекция», подотчетная российскому Минрегионразвития, контролирует финансовую помощь Южной Осетии, то есть непосредственно определяет бытие маленького государства, полностью подконтрольного России. Роман Панов, в описываемое время бывший заместителем главы Минрегионразвития, пришел на эту должность из вице-губернаторского кресла в Челябинской области, и к работе в Южной Осетии активно привлекал земляков. Так, «Южную дирекцию» с его подачи возглавил бизнесмен из Челябинска Сергей Агеев, а главный герой этой статьи Вадим Бровцев возглавил правительство республики.

«Сработаться» с людьми Кокойты у нового премьера не получилось. Причиной разлада стали откровенно экспансионистские устремления нового главы правительства и в целом «челябинских».

«Челябинские» захватывают Южную Осетию

Бровцев проводил ту же кадровую политику, какой придерживался и его покровитель Панов. С подачи нового премьера правительство РЮО заполнили российские «варяги», в том числе из Челябинска. Уже в конце сентября 2009 года он назначил первым вице-премьером инженера-строителя из России Александра Зелига, министром финансов — Ирину Сытник, бывшего финансового директора Московского института банковского дела и экс-главного бухгалтера озерской фирмы Бровцева. Министром экономического развития стал экономист Александр Жмайло — уроженец Озерска, есть мнение, что в девяностые он руководил оффшорной зоной в этом городе.

Выходцы из Челябинска взяли под контроль и административную власть, и экономику республики. Именно челябинские бизнес-структуры стали получать доходные госконтракты на восстановительные и строительные работы в Южной Осетии. Об этом подробно пишет портал «Про госзаказ» в статье «Война и тендер». Так, контракт на строительство водовода между селом Эдис и Цхинвалом стоимостью 385 млн рублей достался челябинскому ООО «Вектор». Эта компания выиграла тендер в состязании с челябинской же «Энергостроительной компанией». ЗАО «Спецмонтаж-запад», дочерняя структура упомянутой «Энергостроительной компании», получило госзаказ на строительство пожарной части в поселке Ленингори; стоимость работ составила 68 млн рублей. При этом и ООО «Вектор», и «Энергостроительная компания» контролировались одним и тем же человеком — челябинцем Павлом Шестаевым.

Дочерние фирмы «Энергостроительной компании» взяли на себя поставки разнообразных товаров в РЮО: от женских сумочек до сельскохозяйственной техники. Поставки были оплачены из бюджета (фактически — российскими деньгами), но практической пользы зачастую не имели. Так, приобретенные по завышенной цене тяжелые тракторы производства Нидерландов оказались непригодны к использованию в гористой местности.

Противостояние

Экспансия «челябинского землячества» вызвала закономерное недовольство республиканского истеблишмента. В апреле 2010 года парламент Южной Осетии начал сбор подписей за отставку главы правительства, а в местных СМИ стартовала антибровцевская кампания. 5 мая 2010 года парламент принял решение о создании комиссии парламентского расследования о деятельности правительства по итогам 2009 — первого квартала 2010 годов по расходованию бюджетных средств. Ранее президент республики Эдуард Кокойты также публично выразил недовольство работой ряда членов правительства.

Бровцев устоял благодаря заступничеству с самых вершин российской власти. 27 мая 2010 года замминистра регионального развития Роман Панов, которого считали «патроном» Бровцева, выступил с заявлением: все средства, выделяемые Республике Южная Осетия, расходуются по назначению. Через несколько дней премьер-министр РФ Владимир Путин на специальном совещании потребовал, чтобы Эдуард Кокойты сосредоточился не на политической борьбе, а на восстановлении республики, на что Россия уже выделила почти миллиард долларов. А в августе группа российских специалистов, работающих в РЮО, провела пресс-конференцию, на которой было рассказано о том, как подконтрольные президенту Кокойты чиновники и силовики пытаются назначать «правильных» подрядчиков, а за «неправильное» распределение российских траншей звучат угрозы.

Президент растраченных миллионов

Итогом противостояния президента и премьера стала победа последнего. В декабре 2011 года Эдуард Кокойты ушел в отставку, и его политическая карьера закончилась. А Вадим Бровцев на четыре месяца, до новых президентских выборов, оставался и.о. главы республики.

Об «успехах» Бровцева на посту руководителя РЮО рассказал «Новой газете» его преемник Леонид Тибилов.

«…Все средства, поступившие в республику после 2008 года, были разбазарены. Когда в марте 2012 года я приступил к обязанностям президента, мне едва хватило денег выплатить зарплату бюджетникам. А я точно знаю, что в январе в бюджете республики был 1 миллиард 450 миллионов рублей. Под руководством Вадима Бровцева эти деньги были растрачены за два месяца, куда — мы не знаем».

По данным, которые приводит издание «Эхо Кавказа» («Ответит ли Бровцев за Южную Осетию»), масштабы растрат были еще больше: правительство Бровцева, получив в марте 2012 года 1 млрд 800 млн рублей, распределило их в виде многомиллионных авансов подрядчикам, которые их не отработали.

Как сообщил «Версии» информированный источник, в 2011-2012 гг. высокопоставленные лица могли «освоить» по меньшей мере свыше 300 миллионов рублей российской помощи, поступившей в Южную Осетию. Руководители республики щедро раздавали авансы российским строительным компаниям, большинство которых так или иначе было связано с Челябинской областью. Однако, получив заказ и аванс, российские строители не спешили его выполнить и в итоге покидали территорию РЮО.

Нецелевое расходование средств стало основанием для возбуждения почти двух десятков уголовных дел. Правда, обвиняемыми выступали чаще всего «стрелочники». Те, от кого непосредственно зависело распределение поступающих из России денежных средств, успешно уходят от ответственности.

По некоторым данным, Генпрокуратура РЮО обращалась к российским коллегам с просьбой инициировать дело и пристально рассмотреть деятельность самого Бровцева. Те не отказали напрямую, однако дело было переведено в ведомство МВД, якобы для доследования, и со временем «потерялось». Не возымели результата и просьбы югоосетинских правоохранителей допросить Бровцева хотя бы в качестве свидетеля.

«Версия» обратилась с официальным запросом в Генпрокуратуру Южной Осетии за разъяснением ситуации. К сожалению, официального ответа от надзорного ведомства РЮО редакции получить так и не удалось.

Кондоминиумы на грядках

После непродолжительного, но продуктивного пребывания на руководящих постах в Южной Осетии Вадим Бровцев вернулся в Россию – в полюбившийся Сочи. Возвращение нельзя назвать триумфальным. В ноябре 2012 был арестован его «крестный отец», бывший замминистра регионального развития, а на момент ареста — глава правительства Пермского края Роман Панов. Чиновнику вменяли в вину хищение 40 млн рублей на подготовке саммита АТЭС во Владивостоке; в 2015 году он будет осужден на 6,5 лет лишения свободы. В 2013 году пришли в упадок контролируемые Вадимом Бровцевым предприятия в родном Озерске — если верить сообщениям в сети, закрылся Домостроительный комбинат в поселке Новогорный, остановились стройки на проспекте Маркса и на улице Иртяшской. Местный новостной портал «Озёрск.Ru» поспешил объявить о «крахе империи Бровцева».

Однако сочинская «провинция» этой «империи» благоденствовала. В субтропиках бывший глава полупризнаной республики успешно занимался строительством. Так, он является совладельцем элитного ЖК «На Театральной», руководителем ТСН «Усадьба».

В этом бизнесе он придерживался привычной агрессивной стратегии и виртуозно жонглировал нормами закона.

В этом контексте показательна история ЖК «Усадьба», возведенной на территории садового товарищества «Сутугинское». Строительство вызвало нарекания в городской администрации; руководство Сочи пыталось через суд добиться сноса. Однако застройщик нашел удобную лазейку в законах.

Согласно требованиям Градостроительного кодекса РФ, для земель садоводческого назначения не предусмотрено получение разрешения на строительство. Это связано с тем, что на данных наделах разрешено возведение различных видов построек для осуществления указанных целей. При этом закон не конкретизирует понятия хозяйственных сооружений и жилых помещений. Следовательно, собственник имеет право строить на собственном земельном участке по своему усмотрению.

Строительный произвол собственника ограничивает ч.1 ст. 34 Федерального закона от 15.04.1998 г. №66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан». Строительство должно вестись с учетом планировки территории и градостроительного регламента, кроме того, на капитальное строительство требуется согласие членов садового товарищества. Но и здесь у Бровцева не возникло проблем, потому что садовое товарищество «Сутугинское» ликвидировано 23 мая 2016 года «по причине прекращения деятельности юридического лица в связи с исключением из ЕГРЮЛ на основании п.2 ст. 21.1. Федерального Закона от 08.08.2001г. № 129-ФЗ».

Статус садового товарищества позволял начать строительство без получения специального разрешения, а, когда встал вопрос о допустимости строительства кондоминиума на грядках, садовое товарищества своевременно самоликвидировалось.

Как известно, там, где закон трактуется неоднозначно, в ход идут дополнительные аргументы — большие деньги, нажитые сомнительными комбинациями, покровительства сильных мира сего, удаление конкурентов нерыночными методами.

Вопрос: готовы ли российские власти к тому, что господин Бровцев будет действовать в Сочи так же, как привык работать в Южной Осетии?