Юрий Фещенко и рекорд цинизма

Мы уже рассказывали о том, как в погоне за прибылью украинская компания «Юрия-Фарм» побила рекорд цинизма – и запустила на телевидении рекламу, обещающую защиту от коронавируса покупателям противогрибкового препарата «Декасан». После волны возмущения циничной манипуляцией мы разобрались, благодаря кому подобная реклама вообще стала возможной. И выяснили, что реальный владелец этой компании по совместительству является главным пульмонологом страны. И по полной использует открывающиеся перед ним практично безграничные возможности для продвижения собственного бизнеса.Об этом информирует AFERIST.ORG со ссылкой на  obozrevatel.com
Во второй части расследования  как Юрий Фещенко зарабатывал на государственном бюджете и почему Украина вышла в лидеры по заболеваемости туберкулезом.

Жирные «двухтысячные»

В отличие от других отраслей крупного бизнеса, настоящей «золотой эрой» для фармацевтики стали не лихие 1990-е, а «жирные 2000-е». Именно в начале 21 века в Украине фармлоббисты пребывали на пике своей влиятельности – и могли работать без каких-либо тормозов и стеснений.

В 2008 году по поручению Комитета Верховной Рады Украины по вопросам здравоохранения народный депутат Коновалюк подготовил отчет, обнародование которого вызвало огромный скандал. В этом отчете расписано, кем, как и с помощью каких схем в период с 2005 по 2007 год на закупке лекарств и медоборудования была отмыта половина заложенных на здравоохранение бюджетных средств

Не обошлось в этом отчете и без упоминания Юрия Ивановича Фещенко и его «Юрия-Фарм».

Ведь эта компания многие годы кормилась из бюджета. К примеру, согласно данным «Информации о результатах проверки состояния закупки медикаментов Министерством охраны здоровья 2009-2010 годах», подготовленной КРУ по итогам проверки госзакупок, она входила в семерку частных компаний, поставляющих 98% всех препаратов для государственных закупок! И влезть в эту дружную компанию, годами дерибанящую между собой государственные тендеры и сотни миллионов гривен, сторонние компании не имели ни малейшего шанса. Даже если их цены были ниже, а продукция качественнее.

Но вернемся к отчету Коновалюка. В этому исследовании глава Института фтизиатрии и пульмонологии Юрий Фещенко фигурирует как один из членов «организованной группы Багрия-Лирныка-Фещенко». Более того: пребывая в статусе лечащего врача Николая Азарова, он в этой группе играет основную лоббистскую роль.

И делает это настолько успешно, что за короткий промежуток времени «Юрия-Фарм» выходит в лидеры по производству инфузионных растворов по всему СНГ. При этом, соотечественникам Юрий Иванович свою продукцию продавал в буквальном смысле втридорога: в бюджетных закупках противотуберкулезные препараты этой компании продавались по цене, завышенной от 3-х до 20 раз по сравнению с аналогичными препаратами производства Азербайджана, Узбекистана и Молдовы.

Революция Достоинства vs коррупция в МОЗ

После Революции Достоинства в Украине с 2015 года был внедрен новый механизм закупок МОЗ. Отныне лекарства за бюджетные средства должны были закупаться через международные организации. И, казалось бы, это должно было бы нанести сокрушительный удар по коррупционным и лоббистским схемам на фармацевтическом рынке.

Особенно важно было добиться этого в сегменте закупок лекарств для лечения туберкулеза. Тем более, что именно здесь, из-за конкурентной номенклатуры, представленной, в основном, генерическим рядом препаратов и опытом проведения таких закупок международниками за деньги Глобального лекарственного фонда — международные организации и показали свою эффективность.

Так, объем лекарственных средств, приобретенных ПРООН за средства бюджета в 2015 году, на 54% превышал объемы закупки Минздрава в 2014 году. Причина — приобретение ПРООН лекарственных средств по ценам, почти в 8,6 раза ниже цен, по которым МОЗ проводил закупки в 2014-м. это позволило на покупке 6 из 18 позиций препаратов сэкономить миллион долларов! Только на закупке препарата «Циклосерин» удалось сэкономить 371 тысячу долларов, на закупке «Линезолида» экономия составила 355 тысяч долларов!

Но даже в таких условиях лоббистская сеть, годами выстраиваемая одним очень известным академиком для компании «Юрия-Фарм», продолжила работать без сбоев. В 2015 году эта компания умудрилась продать два своих препарата ПРООН по ценам, превышающим цены для МОЗ годом ранее. Так, цена «Изониазид 4000 мг» в валютном эквиваленте была выше на 21,6%, а «Етамбутол 2000 мг» — на 4,4%.

Почему же эффективные международные закупки дали сбой именно на «Юрия-Фарм»? Разгадка – в заранее созданном лоббистами монополизме. В абсолютно конкурентной номенклатуре противотуберкулезных препаратов, которую для международных организаций разработала номенклатурная комиссия МОЗ, было только две монопольные позиции: «Изониазид 4000 мг в форме выпуска сироп во флаконе» и «Этамбутол 2000 мг в флаконах». И обе они производятся только компанией «Юрия-Фарм».

Включение в номенклатуру закупок на 2015 год монопольных позиций компании «Юрия-Фарм» лоббировала подчиненная академика Фещенко, представитель Института фтизиатрии и пульмонологии и на то время — главный внештатный фтизиатр МОЗа — Светлана Черенько. В следующем году в состав рабочей группы, разрабатывающей предложения к номенклатуре закупок, вошли уже двое подчиненных Фещенко – так что шансы «Юрия-Фарм» на постоянное включение ее продукции в номенклатуру закупок выросли еще больше.

Размах лоббирования и «продавливания» продукции «Юрия-Фарм» действительно впечатляет. Закупки производимых этой компанией инфекционных форм противотуберкулезных препаратов проводились даже вопреки тому, что против их применения регулярно высказывались представители Всемирной организации здравоохранения, а в закупках международных организаций за средства глобальных доноров такие формы выпуска противотуберкулезных препаратов отсутствуют.

Удивительный факт: чем выше были цены на препараты «Юрия-Фарм» по тем позициям, где компания была монополистом – тем больше росла сформированная МОЗ потребность в этих препаратах. Впрочем, ничего удивительного на самом деле здесь нет: потребность в закупке лекарств формировалась на основе заявок от главных фтизиатров по регионах. Тех самых, которых целиком и полностью контролирует господин Фещенко.

Так что многоуважаемый академик обыграл ПРООН с разгромным счетом: благодаря его усилиям, доля компании «Юрия-Фарм» в закупках ПРООН по туберкулезу в 2015 году по сравнению с предыдущим годом выросла на 391% (почти в 5 раз)!

И Прозорро — не помеха

Следующим вызовом после системы международных закупок для фармкоррупционеров и их влиятельных лоббистов должна была стать система электронных торгов Прозорро. Именно через эту систему с 2016 года проводится основной объем региональных закупок лекарственных средств.

Но разве есть что-то, что может остановить жадных к наживе людей с фантазией и неограниченными лоббистскими возможностями?

Несовершенство самой системы и активное использование лоббистских инструментов на этапе подготовки к закупкам – в частности, при определении номенклатуры и требований к предмету закупки – позволяет обходить электронную систему торгов, снижая конкуренцию и завышая цену.

По данным, опубликованным в Аналитическом отчете Центра противодействия коррупции по результатам закупок лекарств для онкобольных международными организациями и медицинскими учреждениями в 2016 году, наиболее часто в кулуарных договоренностях между участниками торгов с целью снижения конкуренции и завышении цены в 2016 году была уличена компания «Юрия-Фарм».

На руку в достижении этих кулуарных договоренностей «Юрия-Фарм» играло то, что у компании много искусственно-монопольных позиций, которые по факту являются абсолютно традиционными лекарственными средствами с несколько видоизмененной упаковкой или дозировкой. На этих различиях и играли лоббисты «Юрия-Фарм» с подачи академика Фещенко: они добивались формирования требований к предмету закупки таким образом, чтобы под выписанные критерии подпадала только продукция «Юрия-Фарм». А после, устраивая псевдо-конкуренцию путем сговора с другими участниками торгов, «Юрия-Фарм» взвинчивала продажную цену на свою продукцию. Как правило, на 30-40%, а то и выше.

В итоге за и без того недостаточные деньги, выделяемые на закупку лекарств по государственным программам, закупалось катастрофически мало жизненно важных для тяжело больных украинцев лекарств. Купить большинство из них за свои деньги эти люди просто не могли. Так что «коммерческая политика» этой компании в прямом смысле слова могла стоить человеческих жизней.

Лоббизм «Юрии-Фарм» при регистрации лекарственных средств

На самом деле, лоббизм при госзакупках – далеко не единственное, что мог сделать академик Фещенко для «Юрия-Фарм». Ведь Юрий Иванович — один из основных экспертов «Государственного экспертного центра МОЗ Украины» — и напрямую задействован в процессе государственной регистрации лекарственных средств. Так что с госрегистрацией у «Юрия-Фарм» проблем не было.

Несмотря на прямой конфликт интересов, академик Фещенко неоднократно в качестве руководителя консультационно-экспертной группы «Пульмонология. Фтизиатрия» ГП ДЭЦ МОЗ делал экспертизу препаратов компании «Юрия-Фарм» для их государственной регистрации. И лично — как член научно-экспертного совета — докладывал о ее результатах на заседании научно-экспертного ГП ДЭЦ МОЗ, лоббируя предоставление этой регистрации.

К примеру, во время заслушивания экспертизы препарата «Деркаст» при его государственной регистрации, докладчиком на заседании научно-экспертного совета ДЭЦа выступил сам академик НАМНУ Юрий Фещенко. И никого не смутил ни конфликт интересов, ни неприкрытый лоббизм этой ситуации.

Впрочем, уважаемому академику позволялось и не такое.

Например, плевать на право интеллектуальной собственности на защищенное патентом лекарственное средство. Так, воспользовавшись лазейками в законодательстве, Фещенко умудрился протащить государственную регистрацию генерика для своей любимой компании-тезки «Юрия-Фарм». При этом украден препарат был у ведущего германского фармпроизводителя – компании «Байер».

А ведь именно так поступила компания «Юрия-Фарм», получив в 2014 году государственную регистрацию лекарственного средства «МАКСИЦИН®», что нарушило права Bayer Pharma AG на эксклюзивный выпуск лекарств с международным непатентованным названием моксифлоксацин.

И поначалу подобная наглость даже дала свои плоды. За первый год после получения государственной регистрации «Максицина» «Юрия-Фарм» на украинском рынке оттяпала у «Байера» около 14 млн. грн. Но немцы обратились в суд – и в 2016 году добились отмены незаконной регистрации и восстановления своих эксклюзивных прав на выпуск препарата «Авелокс».

Впрочем, на репутации Украины в глазах иностранных инвесторов свой отпечаток эта отвратительная ситуация оставила.

Не «Юрия-Фарм» единой

Мы уже упоминали, что академик НАМНУ Юрий Иванович Фещенко как эксперт, член и руководитель различных экспертных групп и советов, имеет возможность влиять на допуск препаратов на рынок — или их недопуск, что является отличным рычагом борьбы с конкурентами. В частности, в сфере ведения Юрия Ивановича – противотуберкулезные и противовирусные препараты. Иными словами, речь идет о многомиллионных заказах и рынке сбыта для производителей.

И Юрий Иванович мог – и помогал – не только «Юрия-Фарм».

Как член научно-экспертного совета Государственного экспертного центра, Фещенко может влиять на возможность регистрации препаратов или прекращение их регистрационного свидетельства, утверждение или не утверждение результатов клинических испытаний препаратов. Используя свое положение, он лоббирует коммерческие интересы мировых фармпроизводителей – и неплохо на этом зарабатывает.

Так, по имеющейся в нашем распоряжении информации, Юрий Фещенко получал в 2014-16 годах доходы от ряда фармпроизводителей:

Как видим, многоуважаемому академику Фещенко платят основные мировые производители противотуберкулезных и противовирусных препаратов, присутствующие на рынке Украине – ГлаксоСмитКляйн, Санофи и Астразенека.

Больше всего – на 3,5 млн. грн. – семейный бюджет Фещенко поддержала компания «ГлаксоСмитКляйн». Почти половина этой суммы была выплачена во втором квартале 2015 года, что вполне могло быть благодарностью за запрет в конце 2014 года оборота конкурентного препарата «Арбидол» и расширения рынка продаж противовирусных препаратов.

Компания «Санофи», заплатившая Фещенко 581 тыс. грн., является производителем препарата первого ряда лечения туберкулеза «Рифампицина», регистрация которого была возобновлена в январе 2017 года, а также производителем вакцины против гриппа, которая была зарегистрирована в Украине в сентябре 2015 года (именно в это время произошли основные платежи от «Санофи»).

Компания «Астразенека», заплатившая Фещенко 1,2 млн. грн., является мировым производителем пульмонологических препаратов Симбикорт турбухалер, Пульмикорт и Бретарис Дженуэйр, которые были зарегистрированы на рынке Украины в 2016 году.

В 2017 и 2018 году ситуация с доходами от подобной «подработки» не изменилась. Практически те же суммы, практически те же плательщики. В В 2017 году общий доход, полученный академиком Фещенко от ведущих мировых фармкомпаний составил чуть больше 6 млн. грн, а в 2018 – 4,6 млн.

За последние пять лет академик НАМНУ Юрий Фещенко, руководя бюджетным институтом и являясь государственным экспертом по регистрации фармацевтических препаратов, «наколядовал» у ведущих фармпроизводителей более 16 млн. грн или около 600 тыс. долл.

Никаких расходов. Никакого конфликта интересов. Никаких угрызений совести.

Академик-миллионер

Кто знает, как долго «прибавка к жалованию» у долларового миллионера, возглавляющего бюджетное медучреждение с регулярными задержками по выплате зарплат, оставалась бы секретом. Все выплыло наружу после того, как в дом к Фещенко влезли воры. Люди в балаклавах ворвались в дом академика в Голосеевском районе Киева, связали хозяина и его жену Наталью и с помощью угроз заставили отдать драгоценности и… 15 миллионов гривен! Именно такую сумму наличными хранил дома многоуважаемый академик.

А ко всему, на скромную зарплату в госучреждении он умудрился купить три квартиры, три дома и столько же земельных участков. Значительные суммы Фещенко хранил и на банковских счетах.

Сразу после того, как дерзкое ограбление открыло обществу реальное материальное положение господина академика, ему несколько подпортили нервы журналисты, настойчиво пытавшиеся выяснить, откуда такие деньжищи у сотрудника бюджетного учреждения в нищей стране.

Но постепенно интерес к Фещенко вытеснился новыми коррупционными скандалами. И о Юрие Ивановиче все забыли. И он спокойно продолжает делать то же, что и в течение многих лет до этого – при молчаливом попустительстве со стороны контролирующих и правоохранительных органов.