«Юрия-фарм» и циничный лоббизм

Пока весь мир бьется над созданием лекарства от нового коронавируса, ежедневно уносящего тысячи человеческих жизней – в нашей стране начался бум заработка на страхах людей. Периодически разного рода шарлатаны всплывают с объявлениями о продаже «лекарства от коронавируса». Вот только, как правило, эти объявления имели локальный характер. До недавнего времени, когда «лекарство от коронавируса» начали рекламировать на телеканалах, циничную рекламу запустила некая фармкомпания «Юрия-Фарм».Об этом информирует AFERIST.ORG со ссылкой на  obozrevatel.com
После волны возмущения производитель ролик снял. Но успел привлечь к своей деятельности внимание журналистов. Интерес к обстоятельствам, при которых появление подобной манипулятивной рекламы стало возможным в Украине, дал возможность натолкнуться на куда более интересную информацию об упомянутой фармкомпании, а также о том, кто годами лоббирует ее интересы и сколько она заработала на бюджетных закупках. Подробнее – читайте в расследовании.

Все средства хороши?

«Декасан действует на все сложные вирусы, включая коронавирусы», — утверждал приятный женский голос в коротком рекламном ролике препарата, выпускаемого компанией «Юрия-Фарм». Из него миллионы зрителей центральных украинских телеканалов узнали, что в Украине вдруг появилось «лекарство» от коронавируса. Сколько из них сразу помчались в аптеку за чудо-средством, остается только гадать.

Позже эксперты, которые, в отличие от охваченных паникой украинцев, точно знают, что лекарство от охватившего 180 стран мира заболевания до сих пор не найдено, разложат скандальную рекламу на атомы – и покажут: пытаясь подзаработать на панике, производитель, в общем-то, не соврал, а допустил несколько передергиваний, которые в комплексе и создавали у неискушенного зрителя впечатление, что рекламируемый препарат может вылечить от COVID-19. Ведь в рекламе не сказано, что препарат ЛЕЧИТ от коронавируса. Там сказано, что он ВОЗДЕЙСТВУЕТ на вирус. Как воздействует на него любая окружающая среда. А вот о том, убивает ли «Декасан» вирус или напротив создает для него оптимальные условия – в рекламе ни слова.

Более того, науке известны более 40 видов коронавирусов. И нигде не сказано, что «Декасан» воздействует именно на SARS-CoV-2, который является причиной COVID-19, а не на любой другой.

Но все это не имеет никакого значения, если речь идет о рекламе, которая воздействует на зрителя с помощью эмоций. А именно это произошло с рекламой «Декасана», которая ввела в заблуждение множество украинцев, заставив их покупать антимикробный и противогрибковый раствор под видом панацеи от COVID-19.

Кто «благословил» циничную манипуляцию?

Но как подобная реклама вообще могла появиться на экранах телевидения? Ведь в Украине действует Закон о защите прав потребителей, который, помимо прочего, запрещает рекламу, вводящую в заблуждение. И за это даже ранее привлекали к ответственности.

Так что просто так подобную рекламу никто бы на телевидение не пропустил. А значит, производитель «Декасана» предоставил телевизионщикам документ, подтверждающий необыкновенно целебные свойства этого лекарства.

И такой документ, как стало известно, был предоставлен. Его за неделю до старта рекламной кампании производителю «Декасана» экстренно, как отмечено в документе, выдало уважаемое научное учреждение – Национальный институт фтизиатрии и пульмонологии им. Ф. Яновского Национальной академии медицинских наук Украины.

Вот он – научный отчет «Методы профилактики коронавирусной инфекции декаметоксином у взрослых».

На самом деле, если вчитаться в этот документ, становится очевидным: он писался именно для того, чтобы обосновать нужную фармацевтической компании «Юрия-Фарм» фразу о целебных свойствах производимого ею бактерицидного препарата. Ведь если перевести простым языком ключевую фразу «отчета» — «Нами была установлена вирулицидная активность декаметоксина … по отношению к коронавирусам, среди которых стойких к препарату штаммов не выявлено» – получим все то же «влияет на коронавирусы» с рекламы. Иными словами – ничем не подкрепленную околонаучную манипуляцию.

Но эту манипуляцию по каким-то причинам утвердил Ученый совет Национального института фтизиатрии и пульмонологии, а рецензировала — Кафедра фтизиатрии и пульмонологии Национальной медицинской академии последипломного образования МОЗ Украины.

Последующее возмущение манипулятивным роликом как в медицинской среде, так и в медиа-сообществе заставило «Юрия-Фарм» свернуть рекламную кампанию, а ее руководителя – публично извиниться перед потребителями.

Одновременно скандал ударил по репутации фактически санкционировавших эту рекламу научных организаций, а также – Национального института фтизиатрии и пульмонологии. И в Институте, составляя свой более чем странный отчет, не могли не предвидеть подобных последствий. А значит, написать околонаучный доклад представителей этого учреждения заставили очень серьезные причины.

Во-первых, компания «Юрия-Фарм» и Институт пульмонологии имеют один фактический адрес: Киев, ул. Николая Амосова, 10. А во-вторых, директор Института Юрий Иванович Фещенко одновременно является и реальным собственником фармацевтической компании «Юрия-Фарм»!

Кто такой Юрий Фещенко

Свой путь в мир науки и бизнеса будущий директор Института пульмонологии и владелец фармкомпании «Юрия-Фарм» Юрий Фещенко начал с удачной женитьбы. Он женился на Наталье Горовенко, дочери одного из ведущих фтизиатров советской Украины, главного торакального хирурга УССР Григория Гавриловича Горовенко. Сама Наталья Григорьевна впоследствии также сделала успешную медицинскую карьеру, став членом-корреспондентом НАМНУ и завкафедрой медицинской и лабораторной генетики Национальной медицинской академии последипломного образования МОЗ Украины.

Именно от тестя Юрий Иванович и «унаследовал» пост руководителя Национального института фтизиатрии и пульмонологии им. Ф.Г. Яновского НАМН Украины: он является его несменным директором с момента провозглашения независимости.

А в медицинских кругах неофициально говорят об огромном влиянии Фещенко на всю сферу лечения заболеваний легких. Дескать, благодаря виртуозному владению искусством интриг и аппаратных игр, а также приятельским отношениям со своими многочисленными влиятельными пациентами, Юрий Иванович добился того, что в сфере лечения легочных заболеваний в Украине ничего не происходило без его ведома и одобрения.

Заполучив такое серьезное влияние, Юрий Иванович, как поговаривают в медицинском сообществе, взялся его монетизировать.

Еще в 1990 году, накануне получения поста директора в Институте пульмонологии, Фещенко вместе со своим приятелем и соавтором дисертации Николаем Гуменюком создал компанию по торговле лекарствами. Называлась она «Медицинский центр М.Т.К.» и была зарегистрирована по адресу института – на ул.Амосова,10.

А через 8 лет по этому же адресу Фещенко зарегистрировал еще один свой бизнес – производственную компанию «Юрия-Фарм». Впоследствии эти две компании вместе с другими подразделениями были объединены в группу фармкомпаний «Юрия-Фарм», специализирующуюся, в первую очередь, на производстве инфузионных растворов и препаратов, используемых в пульмонологии.

Но поскольку по долгу службы именно Юрий Иванович Фещенко ответственен за регистрацию производимых «Юрия-Фарм» препаратов – он предусмотрительно «переписал» в Минюсте свой бизнес на Гуменюка. И всячески публично дистанцируется как от собственной компании, так и от обвинений в конфликте интересов.

Такая ситуация создала для Фесенко практически неограниченные возможности для «продвижения» собственного бизнеса. Ведь он имел полномочия без каких-либо проблем регистрировать лекарства «Юрия-Фарм» и создавать препятствия для регистрации препаратов конкурентов. Так что у Украине появился ряд монопольных рыночных позиций.

В полномочиях Фесенко была также разработка протоколов лечения и включение в них нужных препаратов. Он мог контролировать деятельность врачей в регионах и таким образом обеспечивать необходимый объем заказа нужных лекарств. Более того, именно в его руках оказалось включение в номенклатуры МОЗовской централизованной закупки лекарств необходимых позиций и контроль за тем, чтобы не допустить на торги конкурентов «Юрия-Фарм»…

И судя по тому, как успешно шли дела этой компании – все это Юрий Иванович делал.

И зарабатывал себе и деньги, и вес в медицинском сообществе.

Перечень регалий Фещенко – впечатляет. Кроме совмещения работы на посту директора Национального института фтизиатрии и пульмонологии и фактического управления фармгруппой «Юрия-Фарм», он в разное время был:

— председателем Проблемной комиссии Министерства здравоохранения и Национальной академии медицинских наук Украины «Пульмонология и фтизиатрия», главный «бонус» от должности – защита диссертаций и формирование пула своих людей;

— главным внештатным специалистом МОЗ Украины по пульмонологии и фтизиатрии, что давало рычаги для управления главными специалистами в регионах, формирование номенклатуры и объемов региональных закупок, а также объемов закупок региона в рамках централизованных закупок МОЗ Украины;

— членом номенклатурной комиссии МОЗ Украины по направлению «Туберкулез», где мог влиять на номенклатуру закупок по программам централизованных закупок лекарств, включение нужных препаратов и устранение конкурентов путем определения уникальных требований к предмету закупки;

— членом рабочей группы МОЗ Украины по сопровождению централизованных закупок лекарств по направлению «Туберкулез», где занимался сопровождением процесса закупок и устранением конкурентов при оценке тендерных предложений участников;

— председателем Консультационно-экспертной группы «Пульмонология. Фтизиатрия» в госпредприятии «Государственный экспертный центр МОЗа», специализирующейся на проведении экспертизы лекарств при их государственной регистрации, согласовании программ проведения клинических испытаний новых лекарственных средств и отчетов по проведённым клиническим испытаниям;

— членом научно-экспертного совета госпредприятия «Государственный экспертный центр МОЗа», занимающегося утверждением экспертных выводов по регистрации лекарств и проведению клинических испытаний лекарств.

Кроме того, прямые подчиненные Юрия Ивановича в Национальном институте фтизиатрии и пульмонологии имени Ф.Г. Яновского дополнительно в разное время входили и в состав консультационно-экспертных групп в госпредприятии «Государственный экспертный центр МОЗа», и в состав номенклатурных комиссий и рабочих групп МОЗа по централизованным закупкам по различным направлениям.

Так что возможности для лоббирования продукции собственной фармкомпании у Фещенко были поистине безграничными. И они, судя по всему, использовались на полную мощность. Ведь номенклатура лекарств, производимых «Юрия-Фарм», была подстроена под эти лоббистские возможности: компания преимущественно производит лекарства для инфузионной терапии, противотуберкулезные препараты, лекарства для лечения легочных заболеваний, инвазионные растворы, шприцы и системы для переливания инфузионных растворов и крови. Все это используется и закупаются только для больниц и если вы зайдете в любое украинское государственное медучреждение, то с вероятностью 90% обнаружите там продукцию «Юрия-Фарм».

При этом в течение многих лет никто «не замечал» существующего конфликта интересов и того, насколько открыто и в каких огромных масштабах главный пульмонолог продвигает свой личный бизнес.

Запутанная история собственности «Юрия-Фарм»

Если спросить у Фещенко, имеет ли он отношение к «Юрия-Фарм» — академик начнет яростно опровергать этот факт. И будет настаивать, что компания принадлежит его другу и подчиненному из Института фтизиатриии пульмонологии Николаю Гуменюку. Что, дескать, отображено и в реестре Минюста.

Но на самом деле из реестров следует, что «Юрия-Фарм» через два офшора – ЭМТЕКО ЛИМИТЕД, РЕСПУБЛІКА КІПР и SIA «EMTEKO HOLDING», ЛАТВИЯ — принадлежит целой семье Гуменюк, которая очень тесно связана с семьей Фещенко.

Кроме самого Николая Ивановича Гуменюка — фтизиатра, старшего научного сотрудника Национального института фтизиатрии и пульмонологии им. Ф. Г. Яновского, соавтора и друга Академика Фещенко, доктора медицинских наук, автора более 120 научных трудов, монографий и изобретений — акции компании принадлежат Деркач Наталье Николаевне, также фтизиатру, бывшему сотруднику Национального института фтизиатрии и пульмонологии. И ее супругу Деркачу Дмитрию Ивановичу, который недавно стал официальным руководителем «Юрия-Фарм». Оба супруга прописаны по одному адресу: в высотке по ул. Клинической, всего в квартале от места работы.

По этому же адресу зарегистрирован еще один член семьи — Гуменюк Галина Львовна, которая вместе с Натальей Деркач является собственником компаний ООО «АЛЬЯНС-СТАНДАРТ» и ООО «АЛЕКС ЕСТЕЙТ». Управление бизнесом Галина Львовна умудряется совмещать с должностью профессора кафедры фтизиатрии и пульмонологии Национальной медицинской академии последипломного образования МОЗ Украины им. Шупика. Той самой кафедры, которая рецензировала псевдонаучный отчет о возможности использования препарата «Дексан» при профилактике коронавируса.

Еще один маленький штрих: узы дружбы связывают не только Юрия Фещенко и Николая Гуменюка, но и их супруг. Галина Гуменюк работает вместе с женой Фещенко Натальей в КМАПО им. Шупика.

Учитывая все вышесказанное, когда господин Фещенко в очередной раз открещивается от «Юрия-Фарм» и говорит о том, что компания принадлежит его другу Гуменюку, хочется задать ему один вопрос: а как так вышло, что он сам, всю жизнь проработавший в бюджетной организации на действительно смешную зарплату, живет не в пример лучше, чем Гуменюк, который, если верить Фещенко, владеет компанией, являющейся лидером в производстве инфузионных растворов на территории СНГ?

И господин академик вряд ли ответит на этот вопрос. И вряд ли назовет реальные источники своих доходов.

Но за него это сделаем мы.

Во второй части расследования мы расскажем, на чем зарабатывает «Юрия-Фарм», чего можно достичь в нашем государстве, имея влиятельных лоббистов и откуда в нищей стране берутся академики-миллионеры.